АЛЁНА ТОМЛЁНОВА
 alena.atom@gmail.com
Музы Алены Томлёновой Когда заходит речь о музыке Алены Томленовой, многие затрудняются с определением, к какому стилю ее отнести, — похоже, ни к одному. Может быть, она все же дальше от авангарда, чем этого хотелось бы некоторым увлекающимся натурам, которые, подобно Тарелкину, бегут впереди прогресса. Ведь при всей нашей выстраданной любви к авангарду, нет-нет и оглянешься — а не слишком ли далеко мы отрываемся от, так сказать, классических тылов? Ведь судьба Адриана Леверкюна перед глазами, — за 70 лет со времени написания романа конфликт так и не разрешился. Но вернемся к музыке А. Томленовой. Мне она интересна тем, что, погружая в эмоциональное пространство классики, она все же напоминает, что мы находимся в новом времени: гармонический строй сбивается переменами ритма, буд-то нынешний Демиург щелкает мышью компьютера. В Симфонии № 1 таким "поворотом винта" становится финал, который как бы разрушает с трудом выстроенный собор, где все звучало так гармонично. Что отличает сочинение Томленовой — так это подспудное влечение к метафизичности. Голая мастеровитость, непрерывное экспериментирование с различными формами ей глубоко чужды. К примеру, в произведении "Если Бог захочет" отражается в некотором роде толкование земной эволюции: общее обретение "утерянного рая". Замечательного (музыкально!) момента умиротворения композитор достигает после тревожного неустойчивого эпизода, когда и наступает заявленное еще в начале просветление. Один из проектов композитора называется "Томленова и друзья". Это означает — все, существующее в общении, продолжается в творчестве. Произведения посвящены: Сергею Шольцу, Наталии Литвиновой, Наталии Ютеш, Наталии Бузановой, Владимиру Чекалюку, Надежде Журавской, Виктору Фрейдману. Альтовая соната об Ие Комаровой воплощает чудесный дар музыканта, где исполнение равнозначно сочинительству. В заключение скажу о книге лирики "Семь нот в тишине". Стихи А. Томленовой музыкальны. Но вовсе не в банальном смысле, когда некоторые стихотворцы подбирают аллитерирующие звуки. Стихи Алены музыкальны по сути. Хотелось бы закончить эти заметки строфой, в которой говорится о "вечном возрождении": Накренила чашу тяжелую, Чуть очарована... Проглотила ненужную молодость И опять расколдована. Валерий БОДЫЛЕВ. ДАВНО И СЕГОДНЯ На эту девушку невозможно было не обратить внимание. И уж, конечно, трудно было с кем-то перепутать. В ее облике было нечто очаровательно-озорное — копна золотистых вьющихся волос, огромные сияющие глаза, экстравагантный наряд. Экзамен по композиции сдавали третьекурсники. — Кто это? — спросила я у Галки Григорьевой, только что "отстрелявшейся" со своей дивной скрипичной сонатой. — Это Алена Томленова. Вот послушай, в ней что-то есть... Аленка показывала сонату для альт-саксофона и фортепиано, такую же очаровательно-озорную, как и она сама, и в этом действительно "что-то было". С тех пор прошло немало лет, и мы давно дружим с Аленкой. Впрочем, в ее одаренность я поверила с той самой сонаты. Мне всегда интересно слушать новые произведения талантливого композитора. Их давно уже исполняют лучшие музыканты Украины, такие, как дирижер Игорь Шаврук, скрипачка Наталья Литвинова, виолончелист Сергей Шольц, альтистка Ия Комарова, баянист Иван Ергиев и другие. О каждом из новых произведений Алены я пишу в Эстонию моей подруге Гале Григорьевой. Людмила САМОДАЕВА, композитор, лауреат Всеукраинской музыкальной премии им. Лео Витошинского, лауреат премии им. Вериковского. НАСТАВНИК Алена Светославовна Томленова — мой первый наставник по композиции. Это удивительно талантливый композитор, профессиональный педагог, чуткий музыкант, красивый и гармоничный человек. Она открыла мне мир творчества, увлекла в область симфонической драматургии, познакомила с большим количеством партитур современных авторов. Благодаря ее руководству у меня появилась возможность выступать на конкурсах и стать лауреатом. Музыка Томленовой всегда созвучна моей душе. Рая МУХАНОВА, студентка I курса Одесской государственной музыкальной академии им. А.В. Неждановой (класс Кармеллы Цепколенко), лауреат международного конкурса. ДРУЖБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ У Алены Светославовны я занималась с двенадцати лет. За это время я научилась у нее очень многому. Я имею в виду не только профессиональную сторону — композицию и основы импровизации. Это и определенный жизненный опыт, чисто человеческие качества, которые я у нее переняла. Алена Светославовна человек уникальный — общительный, открытый, доброжелательный, необычайно творческий. Для меня она не только педагог, но и друг. За время моего обучения мы подружились, и дружба наша длится по сей день. Это особенный человек, и о нем хочется говорить по особенному: Вона чудова, талановита, Енергiєю, радiстю сповита, Сама як музика, iз уст летять вiршi, Що на листках стають вiдвертiстю душi. Вона є муза, вона є стихiя, Все в нiй: любов, вiра i надiя. Пiдвладнi їй всi тембри, звуки, тони. Вона єдина. Звуть її Альона. Кира МАЙДЕНБЕРГ, студентка III курса (класс Кармеллы Цепколенко), лауреат международных конкурсов. ПРЕКЛОНЯЮСЬ ПЕРЕД НЕЙ При упоминании имени Алены Томленовой во мне тут же начинает звучать музыка. Причем как-то сразу вся, ею написанная. А потом уже отдельные фрагменты, фразы, отголоски исполнителей — скрипка Наталии Литвиновой, виолончель Сергея Шольца, голые струны рояля, из которых уже сама Алена извлекает необычные волнующие перезвоны и звуковые лекала… Наверное, в прошлой жизни она сама была музыкой. Ее слух переплавляет в музыкальную ткань то, чего нет в обычной природе. Она не имитирует внешнее, а отображает его зазеркалье. Ее музыка таинственна, напряженна и неожиданна. Предсказать какое-то ее движение, фразу — почти невозможно. Ожидание не оправдывается. И это так уводит, увлекает в неизведанное, в непознаваемое, что чувствуешь уже себя себе не принадлежащим. Ты уже там в этом звуковом гипнозе, во власти каких-то мастерски сплетенных сетей, из которых так не хочется снова на землю… Ее Соната № 2 для скрипки и фортепиано и ее Симфония № 1 ("Читая Пушкина") поселились во мне сразу и надолго. Какие удивительные образы, какая нечеловеческая печаль в симфонии, в ее черно-белых снегах, в ее полосатых верстах, наполненных голосами коней, голосами проносящихся над судьбой поэта бесов и ангелов. Как-то мы снимали фильм под названием "Пятое время года", в котором Алена сыграла криминального авторитета. Сыграла так убедительно, что известнейший, с мировым именем кинорежиссер спросила: "Она что — профессиональная актриса?". И еще Алена Томленова пишет стихи. В них она так же талантлива, но там, в стихах, составленных из нотных знаков, она, по-моему, просто гениальна. Наверное, музыкальный критик-профессионал сказал бы о Томленовой более научно, и картина ее творчества вышла бы более обширной. Но она-то, надеюсь, пишет для простых слушателей, которые воспринимают ее музыку в меру своей фантазии, своих эмоций. Игорь БОЖКО, художник Статья опубликована в газете "ВСЕМИРНЫЕ ОДЕССКИЕ НОВОСТИ" №1(69). Апрель. 2008г. Рецензии в центральной прессе В пять лет она уже начала сочинять, с юного возраста писала стихи и стояла на перепутье - быть ли ей композитором? А сегодня, в конце 90-х, эту хрупкую, симпатично-светлую, улыбчиво-открытую женщину, от которой, казалось бы, исходят флюиды творчества, (об этом красиво сказал Б.Антонов - “творчество играет в ней, как шампанское в хрустальном бокале”), в родном городе наградили титулом “Лучший композитор года”, а журналисты назвали ее “Надеждой Одессы”. Исполнение ее симфонии-концерта для скрипки с оркестром на международном фестивале “Киев Музик Фест - 98” восприняли однозначно - “необычно, зрело, ярко”, а квартет №2 в прекрасной интерпретации “Гармоний мира” на юбилейном, десятом “Фесте-99” стал одним из событий его камерных концертов. Речь идет об Алене Томленовой, которая с первых же произведений, написанных после окончания Одесской консерватории и до сих пор, не перестает удивлять и увлекать нас своей музыкой. Не случайно пресса (и не только одесская), далеко не всегда замечающая композиторов и исполнителей академического толка (еще бы, вокруг столько попсы, что где уж заметить какую-то симфонию или оперу!), не только не обходит вниманием А.Томленову, но и не скупится на комплименты ее музыке. Совершенно неожиданно увлекла она и меня. Сначала - скрипичным концертом, затем - Квартетом. А теперь я слушаю (и признаюсь честно - с удовольствием!) все, что у меня есть в записи - Симфонию, Музыку для струнных и органа, Сонату №2 для скрипки и фортепиано, Концерт для фагота с оркестром - и пытаюсь понять: в чем же секрет творческой притягательности А.Томленовой, воистину гипнотического воздействия ее музыки? А.Томленова работает в разных жанрах... Это естественно для профессионала. Суть не в многожанровости, а в том, способна ли эта музыка завладеть вниманием слушателя, что она несет его интеллекту, есть ли в ней, наконец, искра Божия. В даровании А.Томленовой она, несомненно, есть. А еще есть - четкая направленность ее музыки на слушателя: она знает, как сложное подать так, чтобы не оставить вас равнодушными или (что еще хуже), раздраженными от непонимания. И при этом - никакой уступки, никакой поблажки вашей, слушатель, неискушенности в музыкальных премудростях. Что нисколько не мешает ей легко и сразу же увлечь аудиторию: в музыке А.Томленовой есть интрига. Притом автор умеет заявить эту интригу с первых же тактов, зачастую - как элемент неожиданности. Таково, например, начало Скрипичной сонаты - как возглас, как резкое поднятие занавеса, после чего невольно начинаешь слушать - “а что же будет дальше?” А дальше... Дальше выстроено все настолько неожиданно, что отключиться уж и вовсе невозможно. Ибо все происходит как в хорошем детективе: развитие “сюжета” со стремительной сменой “музыкальных событий”, возникновением непредвиденных “музыкальных ситуаций” и не менее непредвиденной развязки. И всякий раз (т.е. в каждом произведении) это происходит по-разному - при полном отсутствии какой-либо уже знакомой нам схемы. Столь же увлекателен и “Разговор” фагота с оркестром (Концерт). Весьма разнообразный разговор, в котором фагот - то “таинственный незнакомец” с непредсказуемой реакцией на оркестровые реплики, то утверждающий свое право на “свободу слова” оратор, неожиданно вовлеченный в небезопасную “игру” с равноправным партнером, результат которой - заключительное печально-просветленное согласие. Весь путь развития этого “сюжета” обозначен несколькими яркими кульминационными точками. Кстати, умение выстраивать кульминации, удивительное чутье их возникновений - то внезапное, то подготовленно рвущееся к вершине движение, то неожиданный срыв - еще одна из стилевых примет музыки Томленовой. Вспомним хотя бы драматически-трагедийное откровение начала и дальнейший обвал, казалось бы, всей Вселенной в “Музыке для струнных...”, предельно напряженные кульминационные зоны, а затем - тихую посткульминацию Симфонии (выразительнейшее соло виолончели и скрипки на фоне наконец-то застывшей - но внутренне насыщенной, беспокойно пульсирующей - оркестровой массы). Итак, А.Томленовой не откажешь в дерзкой смелости. Последовательному развитию музыкального материала с предугаданными поворотами она предпочитает частые контрасты, резкие смены настроений, порой как бы замедляя ход времени длящимися медлительными состояниями или взрывая его динамикой драматических взлетов, резко балансируя при этом на грани мозаичности, разорванности музыкальной мысли и - железной логики, объединяющей все в единое целое. Не боится она и взрывоопасных сочетаний почти авангардного типа мышления и традиций классического симфонизма, экспрессии романтического (и постромантического) периода и традиций отечественного конфликтно-драматического симфонизма, “прочитанных” ею весьма и весьма неординарно. Впрочем, это - уже дебри почти что музыковедческого анализа. А вот - всего лишь штрих чисто слушательского восприятия, например, Симфонии. Вся она - как напряженный эмоциональный сгусток бесконечных кульминаций с постоянным экспрессивным нагнетанием драматизма. Автор сквозь музыку будто пропускает ток высокого напряжения, чтобы попытаться если не ответить на извечный вопрос - “Жизнь, зачем ты мне дана?” (пушкинские строки, ставшие эпиграфом), то хотя бы осознать всю его трагедийность. Мое общение с творчеством А.Томленовой помогло мне уловить ту ее сущность, основу которой можно обозначить весьма кратко и просто - талантливо. Ибо если бы музыка Алены Томленовой не была истинной, т.е. талантливой, то все написанное не только мною, но и иными авторами было бы лишь - “слова, слова, слова” (Жан-Поль Сартр). И ничего больше. А еще мне хочется повторить вот что. Хотя и возникает в музыке А.Томленовой ощущение непрерывного музыкального потока, порой будто управляемого одной лишь интуицией, все в ней предельно закономерно и четко выверено - никаких случайностей. Так же, как не случайны после исполнения ее произведений слушательские возгласы “браво”. С удовольствием присоединяюсь к ним и я. “Браво, Алена Томленова!” ГАЛИНА КОНЬКОВА, КАНДИДАТ ИСКУССТВОВЕДЕНИЯ. КИЕВ
Рецензии в одесской прессе А Томленова более всего тяготеет к музыке, создаваемой для симфонического оркестра. Ею написаны одночастная симфония, симфоническая поэма, симфония-концерт для скрипки с симфоническим оркестром. Но быть симфонистом - это значит не только писать оркестровую музыку, но ощущать ее как процесс движения и столкновения образов, мыслей и чувств и воплощать концепцию произведения средствами композиторской техники. В лирико-драматических и трагедийных сочинениях автора разных жанров проявляется это важнейшее качество музыкального мышления. Аленой Томленовой написаны в жанре вокальной музыки вокальные циклы для женского голоса “Пространство” на стих О.Мандельштама, “Настроения” на собственный текст, для мужского голоса - “Лирическая тетрадь” на стихи Рабиндраната Тагора, а также камерная опера по мотивам рассказов И.Бабеля, состоящая из шести сцен. Трехчастная Соната для скрипки и фортепиано А Томленовой отличается глубиной содержания и необычностью композиции. Две первые части являются своего рода прологом к третьей, смысл которой передан в ее программе: А бес Харон сзывает стаю грешных Вращая взор, как уголья в золе, И гонит их, и бьет веслом неспешных. (Данте Алигьери, “Божественная комедия”; “Ад”) Если первым двум частям присущи неоклассические черты (характер музыки, медитативность), то третья - картина “ада” - находится в русле романтической музыки. Изобразительные моменты сменяются выразительными лирическими эпизодами, где господствует вдохновенная мелодия, особенно ярко звучащая в кульминации, воплотившей состояние “катарсиса”... В одночастном Струнном квартете остро ощущается драматический тонус, явственна драматургия и театральность произведения. По мысли автора, в квартете переданы три состояния: любовь физическая, душевная и духовная. Этому соответствует тематический материал - музыкальные образы: маршевая, речитативно-декламационная и ариозная темы. Но развитие их, столкновение, выразительные приемы в обрисовке каждого образа позволяют определить концепцию произведения как выражение борьбы “добра” и “зла”, одну из “вечных”, философских тем гуманистического искусства. Вокальное творчество автора интересно проследить на примере цикла “Скибка неба”. Это три речитатива для голоса, струнного квартета и фортепиано. Глубоко трагический текст произведения принадлежит человеку драматической судьбы, бывшему диссиденту, проведшему немало лет в заключении, а ныне общественному деятелю, тернопольскому поэту И.Герете. Выбор такого текста, как и многих аналогичных по эмоциональному содержанию, характерен для Томленовой, тяготеющей к трагедийной тематике. Определение “Три речитатива” в заглавии сочинения не совсем точно. Это, скорее, вокально-инструментальный триптих, где господствует ариозное начало. В Концерте для фагота и струнного оркестра сопоставлены героические, драматические и лирические образы, темы сталкиваются, их “борьба” достигает кульминации... И не верится, что весь этот комплекс вырастает из одной небольшой ячейки. Интересна в Концерте роль солирующего фагота: сначала его речитативы противопоставлены партии оркестра, но вот голос его “вырывается на волю”, и звучит прекрасная мелодия, вбирающая в себя многие интонации предшествующей ей музыки. Это одна из тех мелодий, слушая которые хочется, чтобы она длилась и длилась... Алена Томленова - активно и целеустремленно работающий композитор. Недавно она закончила симфонический эскиз “Памяти Альфреда Шнитке”, продолжив сложившуюся в музыкальном искусстве традицию создания “мемориальных” произведений, посвященных памяти великих мастеров. Сейчас Томленова обдумывает замысел сложного произведения, которое будет названо “Апокалипсис”, где найдут отражение мотивы Библейской книги “Откровения святого Иоанна Богослова”. В Одессе работает талантливый композитор, способный создавать музыку, современную по языку, и в то же время яркую, мелодичную, доступную для понимания не только профессионалов, но и любителей. РИММА РОЗЕНБЕРГ, ПРОФЕССОР ОДЕССКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ. “ВЕЧЕРНЯЯ ОДЕССА”, 24 ИЮНЯ 1999. *** По итогам прошлого года композитор Алена Томленова вошла в число лучших представителей творческой молодежи нашего города и награждена почетной грамотой областной госадминистрации. Свою первую песню Алена сочинила лет в пять, слова примерно были такие (мама запомнила): “Мой лебедь плывет по реке, думы его вдалеке”. Впрочем, имея в семье бабушку-арфистку и маму-профессора консерватории, трудно избежать музыкального влияния. Вот Алена и пошла учиться в школу Столярского. Секреты игры на пианино она постигала у Елены Панниковой, а основы композиции - у Яна Фрейдлина. Влияние Фрейдлина на выбор ее жизненного призвания Алена считает едва не решающим. Известный и авторитетный в городе композитор, Я Фрейдлин всячески поощрял развитие творческих наклонностей своих питомцев. Он не сковывал их жанровыми рамками: хочешь - сочиняй симфонию, а хочешь - песню. Знакомил ребят с творчеством таких современных авторов, как Шнитке или Пендерецкий, что в известные времена вовсе не поощрялось. А главное, давал юным авторам возможность услышать свою музыку в “живом “ исполнении - ее играли прекрасные одесские музыканты Наталья Литвинова и Сергей Шольц. Такая возможность бесценна для любого автора, что уж говорить о подростках. Консерваторию Алена окончила у Тамары Сидоренко - Малюковой. Параллельно брала уроки у киевского педагога Якова Губанова и одного из лучших композиторов России СергеяСлонимского. Слонимский, человек строгий и требовательный, даже предложил ей поступать в ленинградскую аспирантуру, но в силу ряда обстоятельств Алена не смогла принять приглашение. Дипломным сочинением Алены стала симфоническая поэма. Она вообще тяготеет к созданию симфонических произведений: сказывается влияние Я.Фрейдлина, который с самого начала ориентировал своих учеников на программность музыки, ее драматическую насыщенность. Правда, сейчас приходится сочинять в основном камерную музыку - в силу того, что есть исполнители, которые берутся эту музыку исполнять. Алена активно сотрудничает с известным ансамблем “Гармонии мира” (давняя дружба с Сергеем Шольцем и Натальей Литвиновой продолжается), с камерным оркестром Одесской филармонии под руководством Игоря Шаврука. В этом смысле можно сказать, что ей везет (не каждый композитор способен сегодня похвастать, что его музыка звучит с концертных подмостков), но это “везение” полностью зависит от работоспособности и профессионализма самого композитора. Признание Алены Томленовой одним из победителей конкурса научной и творческой молодежи в 1997 году - следствие ее мастерства и энергии. Многие свои сочинения Алена предваряет поэтическими эпиграфами, находя их у любимых авторов - Пушкина, Мандельштама, Ахматовой. На стихи Мандельштама она сочинила несколько вокальных произведений, обращаться к Пушкину пока не рискует. Он для Алены (которая, кстати, сама пишет стихи) в полном смысле “солнце русской поэзии”, причем “солнце” настолько ослепительное, что пока еще не дает возможности “подойти на творческое расстояние”. Но не исключено, что Алена обратится к творчеству своего кумира. И создаст свое “солнце”... ГЕЛИЙ АЛЕКСАНДРОВ “РЕКЛАМА “П-Ф” №19, МАЙ 1998 *** Елена Томленова - молодой одесский композитор. Ее произведения написаны в сложной современной манере, но красота этой музыки ориентируется на высокие образцы прошлого. Елена - явный романтик по стилю жизни, музыкального мышления... В музыкальных кругах личность и творчество Томленовой всегда вызывали уважение. Но иные доморощенные критики позволяли себе легкомысленно и лихо судить о ее музыке в печати. Когда в одной из городских газет появился несуразный отзыв о новой скрипичной сонате композитора, можно было бы не обратить на происшедшее внимания. Но коллеги Елены возмутились, и защищали ее оригинальное, навеянное философией Данте произведение не только в кулуарах, но и на страницах печати. По итогам 1997 года Елена Томленова признана лучшим в области молодым композитором. Это звание она получила, победив в конкурсе научной и творческой молодежи. Вырастая в семье, где бабушка играла на арфе, а мама была профессором консерватории, Елена естественно проявляла и развивала свой талант. Возможно, в ее семье добрая традиция воспитывать музыкантов по женской линии будет продолжена. И тогда новая музыка будущего столетия вновь будет сыграна или даже написана Томленовой... Кстати, сама Елена - великолепная пианистка, исполнитель и аккомпаниатор, касается ли ее концертная деятельность ее музыки, или же написанной другими авторами. КАРИНА РАУХ. “ОР САМЕАХ”, 24 ИЮНЯ 1998 *** ...Истомившиеся от ожидания выхода на сцену Алена Томленова как автор Сонаты для скрипки и фортепиано и как пианист-исполнитель, а также скрипачка Наталья Литвинова предстали перед слушателями. Чудо началось с первого же вступительного аккорда фортепиано. Хрупкая, небольшого роста пианистка извергала мощь и тишайшую нежность. Скрипка Натальи Литвиновой пела, кричала, хохотала, умирала и рождала новую жизнь, шумела листьями, плакала скрипом одинокой калитки и, конечно же, жила высокой жизнью человеческого духа - мучила и давала счастье. Алена Томленова написала свое произведение, используя, как мне кажется, целую гору технических новинок и трудностей, без которых эти новинки невозможно было бы заставить звучать и трогать человеческие души. Фортепиано она использовала, отыскивая еще невиданные звуки в самых глухих закоулках фортепианной архитектоники. Но главное, что все это в меру, точно, необычно и радостно... ИГОРЬ БОЖКО, ХУДОЖНИК. “ЮГ”, 10 ИЮНЯ 1994 ...типичный для наших дней круг настроений, мыслей, переживаний воплощен в Симфонии Томленовой...Не случайно в качестве программного эпиграфа автор избрал стихи Пушкина: Дар напрасный, дар случайный Жизнь, зачем ты мне дана? Цели нет передо мною: Сердце пусто, празден ум, И томит меня тоскою Однозвучный жизни шум. С удивительной для молодого композитора глубиной и силой воздействия воплощаются взлеты и падения человеческого духа, который, задыхаясь, мечется в бездушной атмосфере современной жизни; трагичен финал симфонии. ЮЛИЙ МАЛЫШЕВ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ УКРАИНЫ, ПРОФЕССОР. “ВЕЧЕРНЯЯ ОДЕССА”, 9 ИЮЛЯ 1998 *** ...Музыкальный материал и композиция “Симфонии-концерта для скрипки с оркестром” определены ролью солирующего инструмента - поющей, “говорящей” скрипки с ее беспредельными возможностями тончайшей нюансировки, огромной экспрессией, эмоциональной гибкостью, подвижностью. Солистка Наталья Литвинова давно известна своим подвижничеством в исполнении современной музыки. Благодаря ее таланту прошли десятки премьер и первых исполнений. И на этот раз ее игра вмещала в себя и тончайшие, едва уловимые движения души, и жесткий напор, и просветленное созерцание, и волевой порыв. Сочинение А Томленовой “Симфония” - музыкально-философская версия жизни и творчества великого поэта А.С.Пушкина. Пронизанная напряженно-драматическими звуковыми взлетами, возгласами отчаяния, экспрессивная музыка со всей откровенностью выражает грозные образы неумолимой трагедии художественной личности поэта. В.ВЛАСОВ, КОМПОЗИТОР, ПРОФЕССОР, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ. “ЮГ”, 1 ИЮЛЯ 1998 *** На Молдаванке музыка играет. Скрипичная нота, набрав разлет в небо, спадает в провал. Ее пытается поддержать мощь виолончели - и звук распластывается по земле. Тогда начинается бунт, и молитвенный зов органа тщетно взывает к гармонии. Смятенная мысль бьется в поисках выхода... - Хаос, - сказала Алена, - о Боге еще рано было говорить: здесь лишь путь к нахождению гармонии в себе. Не хаос: гармония, порушенная от начала, мучительно пытается вспомнить себя самое в “Музыке для струнных и органа”. Вечная тема потерянного рая... Понимание музыки как драмы в сугубо литературном смысле присуще, как мне кажется, нашему музыкальному авангарду, в котором числится и Алена Томленова. Драматизм этой музыки - “концептуальный”, более заданный извне, чем обусловленный собственно гармоническим строем. Но Томленова - композитор острой, богатой нюансами эмоции, художник - романтик. Ее романтизм лишен сентиментальности, а творческая манера отмечена твердым мужским почерком. ...Комната “в сердце Молдаванки”: репродукции Сальвадора Дали (“Да ведь он превыше всего ценил классику, профессионализм!”), портреты любимых композиторов. “Бах - начало всего, с этого началось детство... Бах - это такие высоты, что его портрет я даже не смею повесить у себя...”. Ну, а завершилось детство в классе композиции Яна Фрейдлина в школе П.Столярского: “Фрейдлин - потрясающий учитель! Музыку приносил нам редчайшую, достать невозможно: мы обсуждали - наивно, по-детски, но это была школа музыковедения. А он ничего не навязывал, даже если ты не вписывался. Целая плеяда наших женщин-композиторов - его ученицы. Ансамбль “Гармонии мира” Фрейдлин вырастил! Вообще школа Столярского - это высочайший класс профессионализма. Теперь я стараюсь учить детей так, как учили меня...” - Они, “Гармонии”, меня знают с пяти лет: “каталась на качелях и пела из А.Брукнера” - это тоже мой кумир, автор симфонических фресок, он писал на своих партитурах: “Посвящаю Богу”. ...В консерватории им. А.В.Неждановой она училась в классе высочайшего профессионала, доцента Т.С.Сидоренко-Малюковой. Очень любила преподавателей истории музыки Д.В.Каминского, С.Г.Балашову, Р.М.Розенберг; ее авторитеты - это И.М.Асеев, профессора А.В.Сокол, Г.Н.Вирановский - “очень яркие теоретики!”. По окончании курса, в 87-88 годах, - уроки в Ленинграде у Сергея Слонимского: “Приглашал меня к себе в аспирантуру, мне сказали, это редчайший случай, он страшно требовательный человек! Но я работала в ДМШ, а не в вузе, и ничего не вышло с оформлением документов...” Юрий Кузнецов некоторое время вел в консерватории импровизацию. “Очень много качеств это во мне развило. Горжусь, что была его ученицей”. ...Бунт “Музыки для струнных и органа” не ведет к гармонии, но возводит душу на ступень, именуемую самопознанием. Приходит тогда смятение иного рода: не от мирового несовершенства, а от собственного. И льется песня скрипки, словно светлая печаль... Точка озарения, когда-то называемая “метанойя”. - Я еще... не готова: я только на пути. Но я не имею права не прийти к Богу! И только в симфонической музыке для меня - включение в Космос. Хотя симфоническая - неблагодарное сочинение: трудно добиться исполнения, пишу “в стол”... ...В “Настроениях” - вокальном цикле для меццо-сопрано - проявилась фундаментальная музыкальная культура автора, глубокая почтительность к традиции, здесь чувствуется преемственность от Д.Шостаковича, Г.Свиридова. Личный же момент - ощущение мира как глубокой печали, приводящей к раздумью. “Кто умножает познание, умножает скорбь”, - но что из умножаемого первично?.. Томленова - по сути художник пограничья, художник преодоления, - даже в том локальном смысле, что “авангард” - симптом мирового кризиса. В Томленовой инстинктивное стремление к цельности, к синтезу - в эпоху всеразъедающего анализа, в конечном счете выбивающего почву из-под ног. Этой с виду “модерновой” женщине присутствует негромкая и неколебимая твердость героинь русского романа XIX века. ”Настроения” она написала на собственные стихи, и возвышенная лексика времен “поэтов пушкинской поры” вошла в синтез с отголосками русской музыкальной классики. - Поворот к мелодическому началу в музыке безусловен, - считает Алена, - иначе невозможно! Два наши “бога” - А.Шнитке и В.Сильвестров - уже сделали к этому не шажок, огромный шаг! “Авангард” - это высокая техника, но... все мы лишь этап. “Валентин Сильвестров - гений, - твердит она, - и мы это еще осознаем... потом!”. Иные изумляются даже: композитор называет гением... композитора? Живого?! ... Для “Партитуры по Бабелю” А.Томленовой популярные рассказы стали отправной точкой. В музыкальной композиции, автор которой проявил себя тактичным стилизатором, прежде всего, нет стилизаций “бабелевских”, нет ничего “про Беню”: это музыка истового, смятенного духа. Если живопись “Одесских рассказов” можно уподобить Снейдерсу, ну, Рубенсу, то Томленова - “от Рембрандта”: это его мятущиеся тени, подсвеченные огнем. Тут не “старый биндюжник”, нет, это “Старик в красном”! И правит здесь мелодическое начало: гармония как результата бескомпромиссного и бесстрашного самопознания. Патетика, эпичность - с первой ноты, и никакой такой “одессики”. В ткань симфонического эпоса вживлены нотки еврейского танца, отголоски древней восточной мелодики... Что это: балет? вокальная сюита? музыкально-пластический спектакль? По-моему, может получиться что угодно. Музыка эта самодостаточна, и все же... ждет своего режиссера! В концерте для фагота и струнного оркестра и в “Лирической поэме для струнных” монументальность мышления - от Шостаковича, тоже бога Алены. Эпос о царе Давиде - вот какая это музыка. В ней - любовь к Богу, словно в Псалмах: требовательная. Страстное “Из глубин”... Музыка ждет, как рукописи, которые, по идее, не горят. И юмор наших державных реалий сам просачивается в разговор: на Западе автору за исполнения платят, скажем, тысячу долларов; а у нас... 5 гривень 60 копеек минус налог... Хорошо бы как следует узнать, что такое, вообще, авторское право? ...А финальные звуки Алениных композиций обрываются как-то резко, внезапно, словно разговор на полуслове, когда случается невероятное. ТИНА АРСЕНЬЕВА “ВЕЧЕРНЯЯ ОДЕССА”, 14 МАРТА 1998 *** Словесное описание музыки - занятие в известном смысле неблагодарное: словами звуки не заменишь. Единственно возможным путем здесь представляется раскрытие структурных и сюжетных реалий музыкального произведения, которые напрямую зависят от духовной природы композитора, его культурно - исторического опыта, ценностной ориентации. И если композитор несет в себе высокие идеалы, то и в своем творчестве он остановится на существенном и актуальном, а его работы будут наполнены глубокой мыслью и свежим чувством... Именно такой мне видится музыка одесситки Алены Томленовой. Ясность и выразительность мелодии - явление нечастое в музыке современных композиторов. Алена Томленова сверх того обладает незаурядным даром находить своеобразную и адекватную форму мелодической интерпретации идейной программы произведения (а таковая, кстати, что бы там ни говорили, в той или иной степени имеется в любой музыкальной композиции). В музыке Томленовой, насыщенной глубокими раздумьями о человеке и окружающем его мире, много драматизма, а подчас и трагизма. Однако слушается она на одном дыхании. Происходит это благодаря искренности автора, его творческому откровению, умению всецело погрузиться в образно - эмоциональную атмосферу своего произведения, естественности и ненадуманности музыкального языка. Будь то оркестровый опус, струнный квартет, сонатный цикл или вокальное сочинение, музыка их хранит в себе благодарное почтение к классическим традициям и пытливое влечение к современным новациям. Томленова небезуспешно пытается соединить их, осваивая тем самым нехоженые тропы музыкального пространства. Искусство находить и развивать взаимосвязи между старым и новым, наверное, следует считать квинтэссенцией всего художественного процесса Алены Томленовой, позволяющей создавать собственную палитру звукового полотна, демонстрировать свое понимание действительности. И мысль эту, яркую и образную, облеченную звуки и паузы, хочется слушать вновь и вновь, всякий раз наслаждаясь ее содержанием и развитием. Таков уж удел подлинного таланта - щедро дарить другим свои мысли и чувства, дарить, не помышляя об этом о почестях, деньгах и славе. К слову сказать, выдающийся русский композитор современности Эдисон Денисов вообще полагал, что “слава художнику не нужна (а зачастую и вредна), а вот признание необходимо”. У Алены Томленовой, думаю, есть все основания заслужить признание не только профессионалов, но и всех своих сограждан... Сочинение музыки - дело сложное и кропотливое. Немало времени проходит прежде чем, как пишет Томленова в одном из своих стихотворений, “под штрихами карандашных точек зазвучит оркестр, не знавший фальши”. Пожалуй, в этом стремлении высказаться честно и с честью и содержится верный залог успешной реализации таланта молодого одесского композитора Алены Томленовой. С.ПРОНИН